0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ментальное нарушение у детей это

VIII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2016

КОРРЕКЦИЯ НАРУШЕНИЙ ПОВЕДЕНИЯ У ДЕТЕЙ СТАРШЕГО ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА С МЕНТАЛЬНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ

Проблема нарушений поведения у детей с ментальными нарушениями в связи с его распространенностью и дестабилизирующим влиянием является актуальной на протяжении всего существования человечества.

В наше время рождение детей с нарушениями в развитии очень распространенное явление. Все больше родителей сталкиваются с этой проблемой и многие из них, к сожалению, вынуждены погружаться в проблему отклоняющегося развития для того, чтобы помочь собственным детям социализироваться.

Особую категорию составляют дети с ментальными нарушениями. Ментальные нарушения – тяжелое нарушение психического развития, при котором прежде всего страдает способность к социальному взаимодействию и поведению. Было установлено, что у таких детей отмечается стойкое, необратимое нарушение интеллектуального развития, возникающее на ранних этапах онтогенеза ввиду органической недостаточности центральной нервной системы. Подростки с ментальными нарушениями, у которых имеется диффузное органическое поражение коры головного мозга, проявляющееся в недоразвитии всей познавательной деятельности и эмоционально-волевой сферы составляют самую многочисленную группу детей с отклонениями в развитии (более 2% от общей детской популяции).

Дети с ментальными нарушениями имеют ряд специфических особенностей, которые проявляются: в отставании сроков и темпе развития; инертности, пассивности, отмечаемых во всех сферах жизнедеятельности ребенка; существенном недоразвитии моторных и речевых функций; несформированности когнитивной деятельности; примитивности интересов, потребностей, мотивов; снижении познавательного интереса; нарушении эмоционально-волевой сферы. Степень проявления этих нарушений варьирует от легких до глубоких форм [1].

Определение понятия «ментальные нарушения » имеет как теоретическое, так и практическое значение. Теоретическое значение определения состоит в том, что оно способствует более глубокому пониманию сущности аномального психического развития детей. Нарушения и особенности развития психики у детей могут быть очень разнообразны. Дать правильное определение понятия — значит объяснить причину этого состояния и выделить его наиболее существенные признаки [2].

Не менее важно практическое значение правильного определения понятия «ментальные нарушения». Для детей с ментальными нарушениями создана специальная система обучения, сеть специальных школ и детских домов. Такие дети должны обучаться не в массовых, а в так называемых вспомогательных школах. В жизни мы встречаем детей, которые имеют нарушения интеллекта. Недостаточность интеллектуальной деятельности сказывается на всех психических процессах, прежде всего познавательных.

Определение понятия «ментальные нарушения » имеет как теоретическое, так и практическое значение. Теоретическое значение определения состоит в том, что оно способствует более глубокому пониманию сущности аномального психического развития детей. Нарушения и особенности развития психики у детей могут быть очень разнообразны. Дать правильное определение понятия — значит объяснить причину этого состояния и выделить его наиболее существенные признаки [3].

Подросткам с ментальными нарушениями уделяется особое внимание. Изменения системы отношений во всех сферах современного социума, их стремительный темп ставят эту возрастную группу в позицию слабой психологической защищенности, снижают ее адаптивные возможности и повышают психологическую ранимость. Основаниями для этого являются представления о человеке, как о биосоциальном существе, возрастные особенности детей, среди которых на первое место выдвигаются несбалансированность и незрелость основных нервных процессов, неустойчивость психики и личностных характеристик.

Изучением проблемы поведения у детей с ментальными нарушениями занимались различные исследователи. Так за последние годы психологами и педагогами был проведен ряд исследований по изучению, диагностике и предупреждению агрессивного поведения детей подросткового возраста. Изучение основных факторов нарушений поведения у подростков с ментальными нарушениями описаны в работах Э. Я. Альбрехт, Г. Г. Запрягаева, Д. Н. Исаева, К. С. Лебединской, В. А. Малинаускене, М. С. Певзнер и др.

Важное место в данной проблеме занимает тема агрессивного поведения подростков с нарушениями интеллектуального развития. Подросток с ментальными нарушениями – это особый ребенок, который в силу своих психических особенностей иначе воспринимает окружающий мир. Незрелость основных нервных процессов, неустойчивость психики делают такого ребенка уязвимым для действия многих отрицательных факторов, нарушающих формирование поведенческих актов. Зачастую данная категория детей сталкивается с трудностями во взаимоотношениях с окружающими людьми, учителями, с нормально развивающимися сверстниками, которые в большинстве случаев не знают психических особенностей детей, в результате чего возникают конфликты. Такие дети начинают проявлять агрессию в своем поведении, которая выступает как защитная реакция на возникающие трудности.

Преодоление проявления агрессивного поведения детей старшего подросткового возраста с ментальными нарушениями даст лучшие результаты, если наряду с традиционными воздействиями учебно-воспитательного процесса, будет применен комплекс специально составленных занятий, включающий в себя психологические методы диагностики, коррекции и профилактики проявления агрессивного поведения у подростков с нарушениями интеллекта.

Изучение основных факторов нарушений поведения у подростков с ментальными нарушениями описаны в работах Э. Я. Альбрехт, Г. Г. Запрягаева, Д. Н. Исаева, К. С. Лебединской, В. А. Малинаускене, М. С. Певзнер и др. В возникновении нарушений поведения и эмоциональных расстройств у лиц, страдающих нарушениями интеллекта, одни исследователи признавали ведущую роль интеллектуального недоразвития, при которой происходило ослабление интеллектуального контроля над аффектом в процессе регуляции поведения (Сеген Э; Ковалевский П. И; Фелинская Н. И; Балинский И. М.; и др.), другие делали акцент на значимости психогенных факторов, чувствительности детей с нарушениями интеллекта к психотравмирующим ситуациям (Фрейеров О. Е; Исаев Д. Н.), третьи связывали нарушения поведения и эмоциональные расстройства при ментальных нарушениях с органической неполноценностью самой нервной системы, а именно с повреждением ее подкорковых областей (Певзнер М. С.; Сухарева Г. Е. и др [5].

По мнению некоторых исследователей, психическое недоразвитие может обусловливать возникновение таких черт характера, как раздражительность, агрессивность, жестокость; способствовать снижению волевых процессов, повышению внушаемости, снижать в определенных условиях сопротивляемость к воздействию различных ситуаций, облегчать реализацию импульсивных, непродуманных поступков, снижать способности прогнозирования последствий своих поступков, обусловливать низкую степень переносимости длительных психотравмирующих воздействий. Кроме того, при интеллектуальных нарушениях легче воспринимаются и усваиваются внешние негативные воздействия, существенно затруднено усвоение системы морально-нравственных запретов и норма социального поведения (Антонян Ю. М., Гульдан В. В.; Поппе Г. К., и др.).

Эти особенности отрицательно сказываются на личности подростка с ментальными нарушениями, могут способствовать нарушениям поведения и затруднять социальную адаптацию. Но наличие интеллектуальных нарушений не предполагает фатальной неизбежности нарушений поведения. Медико-биологическое и генетическое неблагополучие не являются сами по себе причинами поведенческого неблагополучия, им принадлежит второстепенная роль среди детерминант нарушений поведения. Ведущее место занимают отрицательные личностные особенности, формирующиеся под влиянием психического недоразвития.

Поведение детей старшего подросткового возраста с ментальными нарушениями отличается неадекватными реакциями, динамика которых часто непропорциональна внешним воздействиям. Поведение одних детей характеризуется чрезмерно легкими и поверхностными переживаниями довольно серьезного события, отмечаются частые смены настроения. Поведение других отличается слишком сильными переживаниями по каждому малозначительному поводу.Подростки с ментальными нарушениями воспринимают только тех людей, которые им приятны, предпочитают деятельность, которая приносит удовольствие.

Исследование особенностей и нарушений поведения детей с ментальными нарушениями в нашей работе представлено изучением уровня агрессивности. Агрессия — свойство личности, характеризующееся наличием деструктивных тенденций, в основном в области субъективно-субъектных отношений [4].

Формы проявления агрессивности у старших подростков с ментальными нарушениями, как правило, бывают следующие:

Компенсаторно-защитная реакция и реакция протеста на трудности в взаимоотношениях.

Различные извращения влечения (сексуального, инстинкта самосохранения).

Несдержанность и чрезмерная активность при психомоторном и аффективном возбуждении.

Поведение и реакция подражательного характера, становящиеся стереотипом поведения.

Читать еще:  Мать героиня сколько детей в ссср

Проявление групповой солидарности.

Становление агрессивного поведения у подростков с ментальными нарушениями – сложный процесс, в котором участвуют многие факторы. Согласно уже имеющимся исследованиям, проблема агрессивного поведения подростков с ментальными нарушениями, за последние десятилетия вызывала интерес и на сегодняшний день является так же актуальной.

В рамках лабораторно-практических занятий по различным дисциплинам студенты, обучающиеся в ВГСПУ по специальности «Специальная психология» посещали центр социально — трудовой реабилитации для инвалидов «Теплый дом» г.Волгоград. Во время проведения занятий в центре мы обратили внимание на данную проблему, после чего провели диагностику агрессивного поведения у подростков с ментальными нарушениями использовав методики:

Методика «Структурализированное наблюдение» (А.А. Романов)

Графическая методика «Кактус» (М.А. Панфилова)

Проективная методика «Рисунок несуществующего животного» (М.З.Дукаревич)

Качественный анализ результатов методик показал, что наличие агрессивного поведения присутствует в жизни каждого подростка. У 50 % детей наблюдается высокий уровень агрессивности. Средний уровень агрессивности у 40 % подростков от общего числа детей экспериментальной группы. Низкий уровень агрессивности был выявлен у 10 %.

Психокоррекция и предупреждение агрессивного поведения подростков с ментальными нарушениями не только социально значима, но и психологически необходима. Ведущая роль в предупреждении и коррекции агрессивности детей старшего подросткового возраста принадлежит семье, родителям. Однако велико значение педагогов и психологов.

Большую важность также имеют навыки совместной работы, поэтому этому следует уделять особое внимание, в частности в рамках образовательного учреждения. Профилактика и предупреждение агрессивного поведения подростков с ментальными нарушениями становится не только социально значимым, но и психологически необходимым.

Можно сделать вывод, что необходимо проведение системного анализа индивидных, личностных, социально-психологических и психолого-педагогических факторов, обусловливающих социальные отклонения в поведении детей, с учётом которых должна строиться и осуществляться профилактическая работа по предупреждению этих отклонений. Несвоевременное обнаружение начальных признаков отклоняющегося поведения и проблем в воспитании, препятствующих развитию ребёнка, приводит к быстрому переходу отклонений в хронические нарушения поведения.

Таким образом, проблема агрессивного поведения у подростков с ментальными нарушениями является актуальной и на сегодняшний день и имеет много вопросов, нуждающихся в исследованиях.

ЛИТЕРАТУРА

Бютнер К. Жить с агрессивными детьми. – М.: Питер, 2006. – 88 с.

Бандура А., Уолтерс Р. Подростковая агрессия. Изучение влияния воспитания и семейных отношений. — М.: Владос, 2005. – 289 с.

Валлон А. Психологическое развитие ребенка. – СПб.: Питер, 2007 — 208с.

Горшкова Е.А. Педагогическая диагностика учащихся старших классов при организации реабилитационной работы/ Проблемы личности, профилактика отклонений в её развитии. — М., Архангельск, 2003. – 56-57

Семенюк Л. М. Психология агрессивного поведения. – М.: Мир,2008 . – 234с.

Шипицына, Л.М., Иванов Е.С. Нарушения поведения учеников вспомогательной школы Л.М. Шипицына, Е.С. Иванов; КолегЭлидисУэлс, Великобритания,2005. – 290 с.

Как распознать риск ментальных нарушений в развитии ребенка

В России каждый третий ребенок по состоянию здоровья относится к группе риска. И самая многочисленная группа — дети с ментальными нарушениями. По данным ЮНЕСКО и ВОЗ, на 100 школьников приходится до пяти человек с нарушениями интеллекта, на каждые 800 новорожденных появляется один малыш с синдромом Дауна.

Как родителям понять, что их ребенок не такой, как все? Почему в развитии малыша в какой-то момент что-то пошло не так? Где и как учить школьника с диагнозом «умственная отсталость»? Правда ли, что даже обычный грипп может привести к такому диагнозу? На вопросы «РГ» отвечает доцент кафедры олигофренопедагогики и специальной психологии МПГУ Тамара Исаева.

Тамара Николаевна, интеллектуальные нарушения у ребенка — врожденная вещь?

Тамара Исаева: Бывает по-разному. Нарушения могут появиться в разный период. Это может быть внутриутробное поражение или поражение, которое появилось позже, во время созревания мозговых структур. Например, ребенок родился здоровым, но перенес энцефалит или меннингоэнцефалит: воспаление задело высшие отделы головного мозга, самые молодые, и происходит необратимый процесс.

Еще ситуация: ребенок родился здоровым, но имеет наследственную предрасположенность. К появлению умственной отсталости может привести самые различные факторы: например, обычный грипп. Иногда мамы говорят: все было хорошо, вдруг — резкий подъем температуры и резкий откат в развитии. Вот это, скорее всего, и сработал наследственный фактор. Обычно об умственной отсталости мы говорим при воздействии неблагоприятных факторов в возрасте до 3 лет.

Какие признаки должны насторожить родителей малыша?

Тамара Исаева: Вот пять признаков, которые позволят родителям понять, есть ли у ребенка риск возникновения тех или иных нарушений в развитии.

1. Грудничок не ищет глазами контакта с мамой, не откликается на то, как его зовут, у него нет ответной реакции на голос.

2. Ребенок в полгода не сидит (с поддержкой), в год не начал ходить.

3. Ребенок от 1 года до 1,5 лет не интересуется предметным миром, игрушками, не старается подражать.

4. У ребенка отсутствует указательный жест (он не показывает пальчиком на игрушку, которую хочет получить, на бутылочку с соком или водой).

5. К трем годам ребенок не начинает говорить «я».

И что делать, если ребенок не заговорил к 3-4 годам?

Тамара Исаева: Первое, на что родители обычно обращают внимание, — ребенок не говорит.

У меня был случай: ребенку 7 лет, при этом он не ест сам и не одевается. Что важнее: говорить или одеваться самостоятельно? Маму волнует только речь, «я и сама его одену». Но когда мы блокируем навыки одевания-раздевания, то мы, следовательно, блокируем и развитие речи, прежде всего ее коммуникативной стороны. Речь развивается и становится не сама по себе, а в совокупности со многими навыками. Когда ребенок учится одеваться и развиваться, у него развиваются очень тонкие дифференцированные движения рук. А это развитие артикуляционного аппарата и речи. Поэтому здесь надо подумать, что сначала, а что потом. У того ребенка оказалась задержка психического развития.

Тамара Исаева: Есть учебники, по которым учат детей с нарушениями в развитии.

Кстати, на западе такого диагноза вообще не ставят, эти дети учатся в обычных классах. Как правило, у них страдает темп, они более медлительны по сравнению с другими учениками. Но если им создать благоприятные условия, результат будет не хуже. Часто это не учитывается, в том числе и при сдаче ЕГЭ. Почему-то считается, что все дети работают в одинаковом темпе. Это не так.

А где учить ребенка с интеллектуальными нарушениями — в инклюзивной школе, коррекционной или есть дети, которые вообще не обучаемы?

Тамара Исаева: Необучаемых детей нет. Образование — это, прежде всего, развитие человека. Если ребенок не знает дроби или таблицу умножения, это не значит, что он не развивается. Но у каждого свои возможности, способности, исходя из этого и надо обучать таких детей. В процессе обучения у всех проявляются способности. Для детей с нарушениями интеллекта очень важна образовательная среда. Внутренних ресурсов у них очень мало, все зависит от того, насколько грамотно, серьезно, терпеливо работает дефектолог, который следует по пути восстановления нарушенного онтогенеза. Такое воздействие благоприятно влияет на образование нейронных связей в коре головного мозга.

Я могу опираться на собственный педагогический опыт, когда мои ученики после окончания школы не умели говорить, читать и не овладевали письмом, как мы с вами, но при этом были социально адаптированы. А для таких людей самое важное — быть счастливым в самой простой жизни.

Читать еще:  Можно ли положить под проценты материнский капитал

Выходит, все же читать, писать не всякого ребенка можно научить?

Тамара Исаева: Кто-то пишет и читает так же, как мы, а есть еще так называемое альтернативное письмо, глобальные методы чтения. Мы с вами пользуемся аналитико-синтетическим методом при овладении письмом и чтением. А есть дети, которые читают целыми словами. Конечно, у них маленький запас слов, но он есть. Есть чтение на уровне пиктограмм, символов. Мы ведь с вами встречаем, например, инструкции к новой технике, где нет ни слова по-русски, зато есть пиктограммы, и все понимаем. Так же и эти дети.

Раньше ученики коррекционных школ должны были закончить учебу в 18 лет, не важно, чему они к этому времени научились. Теперь в школах они могут быть до 23 лет. А что дальше?

Тамара Исаева: Если берем легкую степень умственной отсталости, то для таких людей есть инфраструктура, возможность найти рабочее место. Но если дети более тяжелые, то тут все гораздо печальнее. Для них пока один путь — в психоневрологические интернаты. Я в свое время отработала восемь лет в таком интернате и знаю, что многие из пациентов могли бы жить в обществе.

У них есть потребность трудиться?

Тамара Исаева: Да, но если она не поддерживается, то такая потребность затухает.

В роддомах мамам до сих пор говорят: оставьте больного ребенка, он вас потом даже узнавать не будет. Это правда?

Тамара Исаева: Это не так! У ребенка врожденная потребность находиться в общении с мамой или с человеком, который с самого рождения начал заботиться о нем.

Ваши ученики вас помнят? Узнают вас, могут написать вам письмо?

Тамара Исаева: Не все. Кто-то узнает на улице, улыбается, кто-то нет. Меня это не огорчает. Огорчает другое: наше общество высоких достижений не дает людям с достижениями, на уровне их возможностей, жить в этом обществе. И это проблема

Ментальные нарушения у детей

— Вашему ребенку нужен дефектолог, — услышала я как-то в телефонную трубку мнение компетентного специалиста. Ну уж нет. Никакой дефектолог моему ребенку не нужен. В то время я слабо себе представляла, чем этот таинственный дефектолог занимается. Но, судя по названию, к сыну это явно отношения не имеет. В итоге к дефектологу мы все-таки попали… два года спустя.

Ментальные нарушения у детей в наше время — явление настолько распространенное, что, мало удивляет. Все больше родителей в курсе таких понятий как аутизм, гиперактивность, задержка психического развития, алалия и др. Многие, к сожалению, вынуждены погружаться в проблему для того, чтобы помочь собственным детям. Коррекция ментальных нарушений содержит массу нюансов. Но самое главное, чем раньше ее начать, тем успешнее она пойдет.



Мой ребенок считается «пограничным». Он не вполне «особый» и не вполне соответствует общепринятым нормам развития. Со стороны сын выглядит не типично, но не настолько, чтобы, скажем, дать ему инвалидность. Реабилитацию моего «пограничника» можно сравнить с игрой в тетрис. Собираешь замысловатые детали в линию, и она исчезает. Нашей семье необходимо решать ряд задач для того, чтобы ребенок, например, перестал бояться собак. Сначала обозначается проблема, потом ищутся причины, способы решения, и в итоге поставленный вопрос так или иначе закрывается. Иногда не до конца. Только на одну такую операцию требуются долгие месяцы, порой годы. Собак сын пока побаивается, но уже не впадает в панику, когда видит их. А самое главное в этом процессе — вовремя успеть. Мы начали складывать свои линии поздновато, уже совершив много ошибок.

В младенчестве сын казался образцовым ребенком. Он спокойно мог лежать в своей кроватке или на коврике с игрушками, был очень доброжелателен, приучен к режиму. Улыбчивый, сообразительный мальчик. Казалось, что он опережает сверстников, потому что быстро учится повторять за взрослыми, показывать ладушки, пить из чашки. Кроме того, ребенок довольно рано пошел. Пока ровесники, в лучшем случае, переваливались по детской площадке, держась за мамину руку, сын уже уверенно носился по всему двору.

В полтора года у него случился регресс в развитии, сопровождавшийся почти полным отказом от взаимодействия и постоянными истериками. Так как ребенок был маленьким, я связала это с кризисом взросления. Врачи соглашались с моими гипотезами. Уже потом я узнала, что регресс не происходит в один момент. Предпосылки к нему всегда есть. Нежелательные факторы копятся до тех пор, пока проблема не становится очевидна. Если бы я обратила внимание на то, что происходило еще до обострения, возможно, его можно было бы избежать.

Нарушения в протекании беременности и родов

Когда мы принесли малыша из роддома, все окружающие восторгались, как он старается поднять головку, лежа на животе. Позже выяснилось, что у него сильный тонус мышц шеи. А сколько еще «мелочей» мы также упустили? Ведь и чрезмерный плач, и проблемы со сном, и гипертонус (слишком напряженные мышцы), и гипотонус (слишком расслабленные) — все это поводы для тщательного обследования и последующего наблюдения.

Причины дисгармоничного развития моего ребенка до сих пор не известны, но специалисты, смотревшие его, считают, что большинство ментальных нарушений объясняются либо генетической предрасположенностью (это не наш случай), либо сбоями, произошедшими во время внутриутробного развития или родов.

У меня оба эти процесса прошли в целом благоприятно, тот факт, что ребенок родился с двойным тугим обвитием, никого не напугал. Множество детей, рожденных подобным образом, включая меня саму, совершенно не вспоминали впоследствии об этой небольшой неприятности. Но не максимальная оценка по Апгар, а после, приличный тонус мышц шеи, все же должны были спровоцировать меня посетить, к примеру, остеопата. Мы попали к этому специалисту лишь спустя три года и получили отличные результаты после пары первых сеансов. Приведи я на прием младенца, кто знает, насколько проще нам было бы сейчас.

Теперь непонятно, послужило ли обвитие причиной последующих проблем. Скорее всего, оно стало одной из многочисленных предпосылок, но в любом случае, я жалею сейчас, что ограничилась лишь формальным наблюдением ребенка в первый год его жизни. Плюс ко всему, мы долго не решались на второго ребенка, поскольку даже благоприятные в целом роды не гарантируют отсутствия нарушений в будущем.

Коммуникативные нарушения

Каждая мать внимательно следит за развитием ребенка, особенно, если речь идет о первенце. На что мы обращаем внимание? Когда прорезаются зубки, когда малыш сел, пополз, встал, пошел. Когда появляется лепет и звучит первое слово. Как показала практика — этого мало и, в случае с ментальными нарушениями, это не всегда основные критерии нормативности.

Однажды, когда сыну не было еще и года, увидев, как другой малыш потянулся к матери, когда та хотела взять его из кроватки, я поймала себя на мысли, что у нас такого нет. Тогда я не думала, что это важно. А между тем, это показывает, что ребенок не взаимодействует полноценно. Позже он не умел обниматься и целоваться, мы специально учились давать пять и здороваться за руку. Сейчас я понимаю, что мой ребенок не кивал головой, не делал, например, обиженного лица, до сих пор ему нужно подкреплять свои эмоции словами. «Мама, ты купила мне мороженое, я так обрадовался». С возрастом, мимика стала богаче.

Читать еще:  Микроавтобус для многодетной семьи

Кроме того, ребенок не смотрел мне в глаза. Так как до этого детей у меня не было, я понятия не имела, как малыши долго держат зрительный контакт. Я даже не замечала, что сын отводит взгляд. При этом он лучезарно улыбался фотоаппарату, и это сильно притупляло мою бдительность.

А между тем, отсутствие глазного контакта, практически обязательный спутник многих ментальных нарушений. Оно влечет за собой проблемы во взаимодействии, имитации, любой коммуникации, даже речи. Обрати я внимание сразу, я бы раньше обнаружила, что ребенку нужна серьезная помощь. Тому, что другие дети впитывают из среды каждый день, мой сын и такие, как он, должны долго учиться. И, конечно, чем раньше начать обучение, тем скорее усвоится навык.

Мы с соседскими детьми ходили смотреть на строительный кран. Все показывали пальцами, кто-то выучил слово «кран». Краном малышей шантажировали, награждали, обучали. Одним словом, это была любимая достопримечательность нашего двора. Мой ребенок совершенно не заинтересовался агрегатом. Никаких эмоций ни кран, ни лошади на конюшне, ни собаки у него не вызывали. Привлекали только игрушечные коляски, которые он мог катать туда-сюда на протяжении всей прогулки. Плюс ко всему, он был очень спокоен (если не отбирать игрушечную коляску), мог подолгу заниматься сам с собой, не ел песок и не пытался добраться до стирального порошка. Знакомые завидовали, потому что ни у кого дети не были такими «удобными».

Я прочла, что при некоторых ментальных нарушениях, например, при аутизме, отсутствует указательный жест. У моего ребенка он присутствовал. Но совершенно не в том виде, который исключает аутизм. Сын по просьбе показывал картинки в книжках, но никогда не делился со мной своими открытиями. Возможно от того, что не было никаких открытий.

Младшая годовалая дочь показывает мне то, что кажется ей интересным. Она не говорит, но понятно, что кошка, которая бежит по улице, строительный кран, да просто лампа на потолке, привлекли ее внимание и она хочет рассказать мне, с ней можно вести прекрасный диалог. При этом, она совершенно не показывает картинки в книжке.

Сын с удовольствием демонстрировал то, чему был обучен. На вопрос «Сколько тебе годиков» показывал пальчик и говорил «один», заканчивал стишки Барто, изображал, как разговаривают животные (впрочем, после полутора лет, он прекратил это делать). При этом спонтанно ничего не происходило. Ни в речи, ни в поведении. Малыш послушно выполнял предложенные задания, но самостоятельно мог только катать коляску или машинку. Он не приносил книжки, чтоб я ему читала, хотя охотно слушал, не просил печенья и сушки, хотя любил их. Тогда меня что-то смущало, но я не понимала, что именно. Сейчас понимаю. В нем было слишком мало ребенка. Такой маленький исполнительный взрослый.

Пробуждать и усиливать познавательный интерес — кропотливая работа. Ребенка можно обучить, натаскать, но нельзя заставить его ХОТЕТЬ узнавать новое. Остается лишь постепенно открывать ему окружающий мир, аккуратно показывая его возможности. Если начать раньше, ребенок упустит в жизни меньше.

Двигательные и сенсорные нарушения

Мы с сыном ходили в центр раннего развития. Там я заметила, что он не умеет прыгать на двух ногах. Все малыши умеют, а он нет. Кроме того, было очевидно, что по сравнению с другими детьми, он несколько раскоординирован. Я не придала этому значения, поскольку сама неловкая. На самом деле координация, двигательная активность, ощущение своего тела — все это необычайно важно для гармоничного развития.

Сейчас много внимания уделяется мелкой моторике. Об этом знают все, даже самые неопытные мамы. Но несправедливо забывают о крупной. Если ребенок не прыгает, не может освоить ступеньки, если вам не нравится, как он движется, обязательно обратите на это внимание. Существуют нормы двигательного развития, с которыми неплохо сверяться. Я в свое время посчитала эти нормы надуманными, поскольку сын мало куда вписывался. Теперь жалею об этом.

Помимо двигательных, существуют также сенсорные нарушения. То есть дисфункция восприятия. Ребенок может чувствовать не так как мы, более обостренно (панически бояться громких звуков, или прикосновений, может быть избирателен в еде, обостренно реагировать на запахи и т.д.). Реакция на раздражитель бывает бурной, и часто принимается родителем за капризы. На самом деле, обыденные для нас вещи могут доставлять ребенку настоящие страдания. Мой сын сильно кричал, когда я стригла ему ногти, мыла голову. В определенный момент он начал панически бояться резиновых игрушек. И мне казалось, что это капризы.

Но с такими нарушениями успешно можно работать. Занятия сенсорной интеграцией помогают почувствовать свое тело, снизить дискомфорт от раздражающих факторов, и, как следствие, не отвлекаться на неприятные ощущения, получая полезный опыт. Например, спокойно смотреть мультфильм в кинотеатре, не реагируя на слишком громкий звук.

У моего сына основной прогресс в развитии начался именно на фоне работы с телом, крупной моторикой, органами чувств. Я буквально видела, как в мозгу у ребенка из разрозненных кусочков складывается цельная картина мира и ощущение себя. Сейчас он почти не боится стричь ногти, спокойно моет голову, научился нырять и плавать, а заодно читать, писать и кататься на велосипеде. Сожалею я лишь о том, что не начала эту работу раньше.

Когда я заводила разговор о том, что с сыном что-то не так, мне все, включая ближайших родственников и даже врачей, говорили, чтоб я не выдумывала и не залечивала. Конечно, приятнее было согласиться. Я жалею, что не сумела остаться объективной, а вместо этого с удовольствием придумывала и принимала отговорки: это мальчик, все дети разные, перерастет, характер, избалован, научится в саду. Ведь самое сложное даже не обнаружить предпосылки ментальных проблем, а согласиться с тем, что они есть и нужна помощь.

В Санкт-Петербурге работают учреждения, в которые можно придти с ребенком до трех лет. Например, Институт Раннего Вмешательства (ИРАВ). Название говорит само за себя, здесь работают с малышами. Детей внимательно смотрят, подробно говорят с родителями и, в случае необходимости, предлагают занятия.

Наведаться в подобное учреждение стоит при малейших сомнениях. Многие боятся детских психиатров, дефектологов и из-за этого оттягивают визит к специалисту, открещиваются от проблем. Парадокс в том, что если таковые действительно есть, то в итоге ребенок все равно попадет в эти центры и к этим специалистам. Но время будет уже упущено, и какие-то вещи можно уже никогда не исправить.

Моему сыну сейчас шесть лет. Мы стараемся складывать наш тетрис и помогаем ребенку быть счастливым, хоть он и воспринимает мир вокруг немного по-своему. Внутри семьи мы многое переосмыслили, и очень стараемся, чтобы кубики по максимуму складывались в линию. У нас неплохо получается, есть еще куда стремиться. Часто я думаю о том, что было бы, если бы мы приступили к реабилитации сразу, как только я начала замечать проблему, если бы мы придали должное значение тому, что казалось нам ерундой… Но, как известно, история не терпит сослагательных наклонений.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector