0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ментальное развитие детей

Как распознать риск ментальных нарушений в развитии ребенка

В России каждый третий ребенок по состоянию здоровья относится к группе риска. И самая многочисленная группа — дети с ментальными нарушениями. По данным ЮНЕСКО и ВОЗ, на 100 школьников приходится до пяти человек с нарушениями интеллекта, на каждые 800 новорожденных появляется один малыш с синдромом Дауна.

Как родителям понять, что их ребенок не такой, как все? Почему в развитии малыша в какой-то момент что-то пошло не так? Где и как учить школьника с диагнозом «умственная отсталость»? Правда ли, что даже обычный грипп может привести к такому диагнозу? На вопросы «РГ» отвечает доцент кафедры олигофренопедагогики и специальной психологии МПГУ Тамара Исаева.

Тамара Николаевна, интеллектуальные нарушения у ребенка — врожденная вещь?

Тамара Исаева: Бывает по-разному. Нарушения могут появиться в разный период. Это может быть внутриутробное поражение или поражение, которое появилось позже, во время созревания мозговых структур. Например, ребенок родился здоровым, но перенес энцефалит или меннингоэнцефалит: воспаление задело высшие отделы головного мозга, самые молодые, и происходит необратимый процесс.

Еще ситуация: ребенок родился здоровым, но имеет наследственную предрасположенность. К появлению умственной отсталости может привести самые различные факторы: например, обычный грипп. Иногда мамы говорят: все было хорошо, вдруг — резкий подъем температуры и резкий откат в развитии. Вот это, скорее всего, и сработал наследственный фактор. Обычно об умственной отсталости мы говорим при воздействии неблагоприятных факторов в возрасте до 3 лет.

Какие признаки должны насторожить родителей малыша?

Тамара Исаева: Вот пять признаков, которые позволят родителям понять, есть ли у ребенка риск возникновения тех или иных нарушений в развитии.

1. Грудничок не ищет глазами контакта с мамой, не откликается на то, как его зовут, у него нет ответной реакции на голос.

2. Ребенок в полгода не сидит (с поддержкой), в год не начал ходить.

3. Ребенок от 1 года до 1,5 лет не интересуется предметным миром, игрушками, не старается подражать.

4. У ребенка отсутствует указательный жест (он не показывает пальчиком на игрушку, которую хочет получить, на бутылочку с соком или водой).

5. К трем годам ребенок не начинает говорить «я».

И что делать, если ребенок не заговорил к 3-4 годам?

Тамара Исаева: Первое, на что родители обычно обращают внимание, — ребенок не говорит.

У меня был случай: ребенку 7 лет, при этом он не ест сам и не одевается. Что важнее: говорить или одеваться самостоятельно? Маму волнует только речь, «я и сама его одену». Но когда мы блокируем навыки одевания-раздевания, то мы, следовательно, блокируем и развитие речи, прежде всего ее коммуникативной стороны. Речь развивается и становится не сама по себе, а в совокупности со многими навыками. Когда ребенок учится одеваться и развиваться, у него развиваются очень тонкие дифференцированные движения рук. А это развитие артикуляционного аппарата и речи. Поэтому здесь надо подумать, что сначала, а что потом. У того ребенка оказалась задержка психического развития.

Тамара Исаева: Есть учебники, по которым учат детей с нарушениями в развитии.

Кстати, на западе такого диагноза вообще не ставят, эти дети учатся в обычных классах. Как правило, у них страдает темп, они более медлительны по сравнению с другими учениками. Но если им создать благоприятные условия, результат будет не хуже. Часто это не учитывается, в том числе и при сдаче ЕГЭ. Почему-то считается, что все дети работают в одинаковом темпе. Это не так.

А где учить ребенка с интеллектуальными нарушениями — в инклюзивной школе, коррекционной или есть дети, которые вообще не обучаемы?

Тамара Исаева: Необучаемых детей нет. Образование — это, прежде всего, развитие человека. Если ребенок не знает дроби или таблицу умножения, это не значит, что он не развивается. Но у каждого свои возможности, способности, исходя из этого и надо обучать таких детей. В процессе обучения у всех проявляются способности. Для детей с нарушениями интеллекта очень важна образовательная среда. Внутренних ресурсов у них очень мало, все зависит от того, насколько грамотно, серьезно, терпеливо работает дефектолог, который следует по пути восстановления нарушенного онтогенеза. Такое воздействие благоприятно влияет на образование нейронных связей в коре головного мозга.

Я могу опираться на собственный педагогический опыт, когда мои ученики после окончания школы не умели говорить, читать и не овладевали письмом, как мы с вами, но при этом были социально адаптированы. А для таких людей самое важное — быть счастливым в самой простой жизни.

Выходит, все же читать, писать не всякого ребенка можно научить?

Тамара Исаева: Кто-то пишет и читает так же, как мы, а есть еще так называемое альтернативное письмо, глобальные методы чтения. Мы с вами пользуемся аналитико-синтетическим методом при овладении письмом и чтением. А есть дети, которые читают целыми словами. Конечно, у них маленький запас слов, но он есть. Есть чтение на уровне пиктограмм, символов. Мы ведь с вами встречаем, например, инструкции к новой технике, где нет ни слова по-русски, зато есть пиктограммы, и все понимаем. Так же и эти дети.

Раньше ученики коррекционных школ должны были закончить учебу в 18 лет, не важно, чему они к этому времени научились. Теперь в школах они могут быть до 23 лет. А что дальше?

Тамара Исаева: Если берем легкую степень умственной отсталости, то для таких людей есть инфраструктура, возможность найти рабочее место. Но если дети более тяжелые, то тут все гораздо печальнее. Для них пока один путь — в психоневрологические интернаты. Я в свое время отработала восемь лет в таком интернате и знаю, что многие из пациентов могли бы жить в обществе.

У них есть потребность трудиться?

Тамара Исаева: Да, но если она не поддерживается, то такая потребность затухает.

В роддомах мамам до сих пор говорят: оставьте больного ребенка, он вас потом даже узнавать не будет. Это правда?

Тамара Исаева: Это не так! У ребенка врожденная потребность находиться в общении с мамой или с человеком, который с самого рождения начал заботиться о нем.

Ваши ученики вас помнят? Узнают вас, могут написать вам письмо?

Тамара Исаева: Не все. Кто-то узнает на улице, улыбается, кто-то нет. Меня это не огорчает. Огорчает другое: наше общество высоких достижений не дает людям с достижениями, на уровне их возможностей, жить в этом обществе. И это проблема

Ментальные нарушения у детей

— Вашему ребенку нужен дефектолог, — услышала я как-то в телефонную трубку мнение компетентного специалиста. Ну уж нет. Никакой дефектолог моему ребенку не нужен. В то время я слабо себе представляла, чем этот таинственный дефектолог занимается. Но, судя по названию, к сыну это явно отношения не имеет. В итоге к дефектологу мы все-таки попали… два года спустя.

Ментальные нарушения у детей в наше время — явление настолько распространенное, что, мало удивляет. Все больше родителей в курсе таких понятий как аутизм, гиперактивность, задержка психического развития, алалия и др. Многие, к сожалению, вынуждены погружаться в проблему для того, чтобы помочь собственным детям. Коррекция ментальных нарушений содержит массу нюансов. Но самое главное, чем раньше ее начать, тем успешнее она пойдет.



Мой ребенок считается «пограничным». Он не вполне «особый» и не вполне соответствует общепринятым нормам развития. Со стороны сын выглядит не типично, но не настолько, чтобы, скажем, дать ему инвалидность. Реабилитацию моего «пограничника» можно сравнить с игрой в тетрис. Собираешь замысловатые детали в линию, и она исчезает. Нашей семье необходимо решать ряд задач для того, чтобы ребенок, например, перестал бояться собак. Сначала обозначается проблема, потом ищутся причины, способы решения, и в итоге поставленный вопрос так или иначе закрывается. Иногда не до конца. Только на одну такую операцию требуются долгие месяцы, порой годы. Собак сын пока побаивается, но уже не впадает в панику, когда видит их. А самое главное в этом процессе — вовремя успеть. Мы начали складывать свои линии поздновато, уже совершив много ошибок.

Читать еще:  Полагается ли материнский капитал на третьего ребенка

В младенчестве сын казался образцовым ребенком. Он спокойно мог лежать в своей кроватке или на коврике с игрушками, был очень доброжелателен, приучен к режиму. Улыбчивый, сообразительный мальчик. Казалось, что он опережает сверстников, потому что быстро учится повторять за взрослыми, показывать ладушки, пить из чашки. Кроме того, ребенок довольно рано пошел. Пока ровесники, в лучшем случае, переваливались по детской площадке, держась за мамину руку, сын уже уверенно носился по всему двору.

В полтора года у него случился регресс в развитии, сопровождавшийся почти полным отказом от взаимодействия и постоянными истериками. Так как ребенок был маленьким, я связала это с кризисом взросления. Врачи соглашались с моими гипотезами. Уже потом я узнала, что регресс не происходит в один момент. Предпосылки к нему всегда есть. Нежелательные факторы копятся до тех пор, пока проблема не становится очевидна. Если бы я обратила внимание на то, что происходило еще до обострения, возможно, его можно было бы избежать.

Нарушения в протекании беременности и родов

Когда мы принесли малыша из роддома, все окружающие восторгались, как он старается поднять головку, лежа на животе. Позже выяснилось, что у него сильный тонус мышц шеи. А сколько еще «мелочей» мы также упустили? Ведь и чрезмерный плач, и проблемы со сном, и гипертонус (слишком напряженные мышцы), и гипотонус (слишком расслабленные) — все это поводы для тщательного обследования и последующего наблюдения.

Причины дисгармоничного развития моего ребенка до сих пор не известны, но специалисты, смотревшие его, считают, что большинство ментальных нарушений объясняются либо генетической предрасположенностью (это не наш случай), либо сбоями, произошедшими во время внутриутробного развития или родов.

У меня оба эти процесса прошли в целом благоприятно, тот факт, что ребенок родился с двойным тугим обвитием, никого не напугал. Множество детей, рожденных подобным образом, включая меня саму, совершенно не вспоминали впоследствии об этой небольшой неприятности. Но не максимальная оценка по Апгар, а после, приличный тонус мышц шеи, все же должны были спровоцировать меня посетить, к примеру, остеопата. Мы попали к этому специалисту лишь спустя три года и получили отличные результаты после пары первых сеансов. Приведи я на прием младенца, кто знает, насколько проще нам было бы сейчас.

Теперь непонятно, послужило ли обвитие причиной последующих проблем. Скорее всего, оно стало одной из многочисленных предпосылок, но в любом случае, я жалею сейчас, что ограничилась лишь формальным наблюдением ребенка в первый год его жизни. Плюс ко всему, мы долго не решались на второго ребенка, поскольку даже благоприятные в целом роды не гарантируют отсутствия нарушений в будущем.

Коммуникативные нарушения

Каждая мать внимательно следит за развитием ребенка, особенно, если речь идет о первенце. На что мы обращаем внимание? Когда прорезаются зубки, когда малыш сел, пополз, встал, пошел. Когда появляется лепет и звучит первое слово. Как показала практика — этого мало и, в случае с ментальными нарушениями, это не всегда основные критерии нормативности.

Однажды, когда сыну не было еще и года, увидев, как другой малыш потянулся к матери, когда та хотела взять его из кроватки, я поймала себя на мысли, что у нас такого нет. Тогда я не думала, что это важно. А между тем, это показывает, что ребенок не взаимодействует полноценно. Позже он не умел обниматься и целоваться, мы специально учились давать пять и здороваться за руку. Сейчас я понимаю, что мой ребенок не кивал головой, не делал, например, обиженного лица, до сих пор ему нужно подкреплять свои эмоции словами. «Мама, ты купила мне мороженое, я так обрадовался». С возрастом, мимика стала богаче.

Кроме того, ребенок не смотрел мне в глаза. Так как до этого детей у меня не было, я понятия не имела, как малыши долго держат зрительный контакт. Я даже не замечала, что сын отводит взгляд. При этом он лучезарно улыбался фотоаппарату, и это сильно притупляло мою бдительность.

А между тем, отсутствие глазного контакта, практически обязательный спутник многих ментальных нарушений. Оно влечет за собой проблемы во взаимодействии, имитации, любой коммуникации, даже речи. Обрати я внимание сразу, я бы раньше обнаружила, что ребенку нужна серьезная помощь. Тому, что другие дети впитывают из среды каждый день, мой сын и такие, как он, должны долго учиться. И, конечно, чем раньше начать обучение, тем скорее усвоится навык.

Мы с соседскими детьми ходили смотреть на строительный кран. Все показывали пальцами, кто-то выучил слово «кран». Краном малышей шантажировали, награждали, обучали. Одним словом, это была любимая достопримечательность нашего двора. Мой ребенок совершенно не заинтересовался агрегатом. Никаких эмоций ни кран, ни лошади на конюшне, ни собаки у него не вызывали. Привлекали только игрушечные коляски, которые он мог катать туда-сюда на протяжении всей прогулки. Плюс ко всему, он был очень спокоен (если не отбирать игрушечную коляску), мог подолгу заниматься сам с собой, не ел песок и не пытался добраться до стирального порошка. Знакомые завидовали, потому что ни у кого дети не были такими «удобными».

Я прочла, что при некоторых ментальных нарушениях, например, при аутизме, отсутствует указательный жест. У моего ребенка он присутствовал. Но совершенно не в том виде, который исключает аутизм. Сын по просьбе показывал картинки в книжках, но никогда не делился со мной своими открытиями. Возможно от того, что не было никаких открытий.

Младшая годовалая дочь показывает мне то, что кажется ей интересным. Она не говорит, но понятно, что кошка, которая бежит по улице, строительный кран, да просто лампа на потолке, привлекли ее внимание и она хочет рассказать мне, с ней можно вести прекрасный диалог. При этом, она совершенно не показывает картинки в книжке.

Сын с удовольствием демонстрировал то, чему был обучен. На вопрос «Сколько тебе годиков» показывал пальчик и говорил «один», заканчивал стишки Барто, изображал, как разговаривают животные (впрочем, после полутора лет, он прекратил это делать). При этом спонтанно ничего не происходило. Ни в речи, ни в поведении. Малыш послушно выполнял предложенные задания, но самостоятельно мог только катать коляску или машинку. Он не приносил книжки, чтоб я ему читала, хотя охотно слушал, не просил печенья и сушки, хотя любил их. Тогда меня что-то смущало, но я не понимала, что именно. Сейчас понимаю. В нем было слишком мало ребенка. Такой маленький исполнительный взрослый.

Пробуждать и усиливать познавательный интерес — кропотливая работа. Ребенка можно обучить, натаскать, но нельзя заставить его ХОТЕТЬ узнавать новое. Остается лишь постепенно открывать ему окружающий мир, аккуратно показывая его возможности. Если начать раньше, ребенок упустит в жизни меньше.

Двигательные и сенсорные нарушения

Мы с сыном ходили в центр раннего развития. Там я заметила, что он не умеет прыгать на двух ногах. Все малыши умеют, а он нет. Кроме того, было очевидно, что по сравнению с другими детьми, он несколько раскоординирован. Я не придала этому значения, поскольку сама неловкая. На самом деле координация, двигательная активность, ощущение своего тела — все это необычайно важно для гармоничного развития.

Читать еще:  Оплата образования материнским капиталом

Сейчас много внимания уделяется мелкой моторике. Об этом знают все, даже самые неопытные мамы. Но несправедливо забывают о крупной. Если ребенок не прыгает, не может освоить ступеньки, если вам не нравится, как он движется, обязательно обратите на это внимание. Существуют нормы двигательного развития, с которыми неплохо сверяться. Я в свое время посчитала эти нормы надуманными, поскольку сын мало куда вписывался. Теперь жалею об этом.

Помимо двигательных, существуют также сенсорные нарушения. То есть дисфункция восприятия. Ребенок может чувствовать не так как мы, более обостренно (панически бояться громких звуков, или прикосновений, может быть избирателен в еде, обостренно реагировать на запахи и т.д.). Реакция на раздражитель бывает бурной, и часто принимается родителем за капризы. На самом деле, обыденные для нас вещи могут доставлять ребенку настоящие страдания. Мой сын сильно кричал, когда я стригла ему ногти, мыла голову. В определенный момент он начал панически бояться резиновых игрушек. И мне казалось, что это капризы.

Но с такими нарушениями успешно можно работать. Занятия сенсорной интеграцией помогают почувствовать свое тело, снизить дискомфорт от раздражающих факторов, и, как следствие, не отвлекаться на неприятные ощущения, получая полезный опыт. Например, спокойно смотреть мультфильм в кинотеатре, не реагируя на слишком громкий звук.

У моего сына основной прогресс в развитии начался именно на фоне работы с телом, крупной моторикой, органами чувств. Я буквально видела, как в мозгу у ребенка из разрозненных кусочков складывается цельная картина мира и ощущение себя. Сейчас он почти не боится стричь ногти, спокойно моет голову, научился нырять и плавать, а заодно читать, писать и кататься на велосипеде. Сожалею я лишь о том, что не начала эту работу раньше.

Когда я заводила разговор о том, что с сыном что-то не так, мне все, включая ближайших родственников и даже врачей, говорили, чтоб я не выдумывала и не залечивала. Конечно, приятнее было согласиться. Я жалею, что не сумела остаться объективной, а вместо этого с удовольствием придумывала и принимала отговорки: это мальчик, все дети разные, перерастет, характер, избалован, научится в саду. Ведь самое сложное даже не обнаружить предпосылки ментальных проблем, а согласиться с тем, что они есть и нужна помощь.

В Санкт-Петербурге работают учреждения, в которые можно придти с ребенком до трех лет. Например, Институт Раннего Вмешательства (ИРАВ). Название говорит само за себя, здесь работают с малышами. Детей внимательно смотрят, подробно говорят с родителями и, в случае необходимости, предлагают занятия.

Наведаться в подобное учреждение стоит при малейших сомнениях. Многие боятся детских психиатров, дефектологов и из-за этого оттягивают визит к специалисту, открещиваются от проблем. Парадокс в том, что если таковые действительно есть, то в итоге ребенок все равно попадет в эти центры и к этим специалистам. Но время будет уже упущено, и какие-то вещи можно уже никогда не исправить.

Моему сыну сейчас шесть лет. Мы стараемся складывать наш тетрис и помогаем ребенку быть счастливым, хоть он и воспринимает мир вокруг немного по-своему. Внутри семьи мы многое переосмыслили, и очень стараемся, чтобы кубики по максимуму складывались в линию. У нас неплохо получается, есть еще куда стремиться. Часто я думаю о том, что было бы, если бы мы приступили к реабилитации сразу, как только я начала замечать проблему, если бы мы придали должное значение тому, что казалось нам ерундой… Но, как известно, история не терпит сослагательных наклонений.

Ментальная арифметика для детей

Развитие умственных способностей ребенка можно стимулировать освоением определенных навыков. Один из них – менар — ментальная арифметика. В ее программе заложен устный счет, задачи, решение которых, несмотря на сложность, происходит за считанные секунды. Рекомендуется начинать обучение ребенка с 4-х до 12-ти лет. Можно достичь хороших результатов в освоении и при более позднем начале обучения. При этом может различаться время и усилия, затраченные на полное усвоение программ.

Обучать ребенка счету на абакусе можно и в домашних условиях

Из истории

Ментальная арифметика пришла к нам с давних времен. Еще в древнем Египте, Японии, Месопотамии, Китае ее применяли для астрологических и геометрических вычислений, а также в ходе торговли. Для этого древние люди использовали инструмент под названием «абакус». Это своеобразный предок современных калькуляторов.

Последнее десятилетие XX века было ознаменовано возрождением ментальной арифметики в учебных целях в Азии. Сегодня около 50 стран мира популяризуют такой метод счета для населения, особенно среди детей. В России на эту тему заговорили примерно 20 лет назад. На сегодняшний день уже сформировался определенный контингент преподавателей, предлагающий родителям услуги по обучению быстрому счету в уме. Существуют и соответствующие интернет-помощники, благодаря которым можно обучаться в домашних условиях, в том числе книги, видеоуроки, пояснительные ролики, статьи.

Об абакусе

Обучение менару предполагает 100%-ное освоение абакуса – предмета, позволяющего выполнять сложные математические вычисления методами сложения, умножения, деления, вычитания. Японское название этого предмета для счета – соробан. Оба термина используются в системе ментальной арифметики равнозначно. Сам по себе инструмент не сложен, состоит из:

  • рамы;
  • расчетной разделительной линейки, расположенной обязательно горизонтально;
  • верхней части вертикальных спиц (стержней) с косточками – братьями;
  • нижней части вертикальных спиц с косточками – друзьями.

Абакус напоминает русские счеты, но в перевернутом виде

Каждый элемент имеет свое назначение. Первая спица – это единицы, вторая – десятки, третья — сотни и т.д. Существует еще одно название косточек. Расположенные на верхних спицах, называются «небесными», на нижних – «земными». «Небесная» косточка приравнивается к пяти «земным». Обозначение числа осуществляется путем поднятия косточек вверх. То есть, если отложена одна косточка на третьей спице верхнего ряда, то это цифра 500. Когда все косточки опущены, на соробане – ноль.

Сразу необходимо приучить ребенка работать только указательным и большим пальцами. Когда движения будут отработаны до автоматизма, решения будут приходить «в уме», с учетом мысленно представляемой картины счета. Математические действия выполняются в направлении слева направо. Поднимаются костяшки большим пальцем, а опускаются – указательным.

Об этапах занятия

Обучаясь ментальной арифметике, организм формирует устойчивые связи между нейронами левого и правого полушарий. В перспективе это приводит к возможности выбора эффективных решений в любой жизненной ситуации.

Программа обучения подразумевает четкое соблюдение каждого из 9-ти обязательных уровней. Каждый из них рассчитан примерно на 4 месяца. Исходя из этого, общая продолжительность обучения может колебаться от 2-х до 3-х лет.

По мнению специалистов, целесообразно проводить занятия один раз в неделю продолжительностью 45 минут. Кроме этого, необходимо выделить 15 минут в день для домашних заданий.

Советы педагогов помогут ускорить процесс обучения ментальной арифметике дома

Начальный период занятий ставит перед собой цели:

  • ознакомиться с абакусом;
  • развить логическое, а затем – пространственное мышление;
  • натренировать мелкую моторику;
  • освоить ментальную карту – мысленную картину, на которой изображен абак.

Последний пункт является переходным к этапу, когда сложные арифметические действия будет возможно произвести в уме, путем визуализации ментальной карты.

Допускается для облегчения усвоения методики использовать специальные карточки. Поскольку конечной целью является проведение подсчетов в уме, важно научиться запоминать цифры, а также соответствующие им комбинации из косточек. Именно здесь помогут самодельные либо магазинные карточки. Одна их сторона заполняется какой-либо цифрой, другая содержит ее обозначение в виде фрагмента абакуса.

Читать еще:  Постановление правительства о детях войны

После того, как содержание карточек полностью зафиксируются в представлении ребенка, в них отпадет необходимость. Можно переходить к самым простым математическим действиям.

Краткая характеристика механизма сложения

Обучение начинается с откладывания на абакусе единиц. Если нужно отложить цифру 5, необходимо на первой верхней спице опустить вниз одну косточку. Для откладывания семи, нужно к этой опущенной книзу косточке добавить 2 из нижней спицы, т.е. поднять их вверх. После того, как навык работы с единицами будет освоен, приступают к десяткам.

Набор чисел должен проводиться двумя руками. Именно тогда в процессе задействуются оба полушария головного мозга.

Задача: набрать 73.

Исполнение: опустить косточку со второй верхней спицы и поднять две со второй нижней. Это 70. Затем поднять две из первой нижней. Это 73.

Облегчит задачу умение раскладывать числа на составляющие. Например, число 5 состоит из: 1+4, 2+3, 3+2, 4+1.

Научившись откладывать числа на спицах, можно приступать к операциям с ними. Процесс сложения схематично можно представить так:

  1. Необходимо сложить 14 и 22. Откладывается число: на нижней второй спице поднимается одна бусина и нижней первой 3.
  2. Прибавляется 23: на первой нижней добавляется 3, на второй – 2.
  3. Итог: 36.

Когда заканчиваются косточки в нижнем блоке, их заменяют на братьев сверху из расчета 5:1.

О механизме вычитания

Овладевая методикой ментального вычитания, необходимо усвоить, что начинать нужно с наибольшего разряда числа, например, с сотен в трехзначных цифрах, с десятков – в двузначных. Верхний блок косточек – обязательный участник процесса.

Вычитать из однозначного числа с помощью абакуса легко, поскольку для этого достаточно разложить его на составляющие части и убирать косточки в нужном количестве.

Для вычитания из 23-х 14-ти нужно:

  1. Опустить две косточки из верхней второй спицы и 3 – поднять из нижней первой.
  2. Вернуть вверх одну на второй верхней.
  3. На первой нижней недостаточно косточек, чтобы опустить 4. Поэтому опускается косточка со спицы десятков. Затем поднимаются косточки на верхней и нижней первых спицах.
  4. Ответ: 9.

О механизме умножения

Абакус позволяет выполнять не только сложение и вычитание, но и умножение, деление. Эти действия сложнее и требуют усиленного внимания. Так же, как и в элементарных функциях, умножение начинается с большего разряда и приходит к единицам постепенно. Движение пальцев при этом должно быть по четко обозначенным функциям: с помощью большого пальца косточки подвигаются вверх, с помощью указательного — вниз.

  1. Задача состоит в умножении 12 на 21. Процесс начинается с действий с десятками. 10 умножается на 20, получается 200, т.е. поднято вверх две косточки с третьей нижней спицы.
  2. Умножить единицы первого числа на десятки второго. Итог: 40. Поднято вверх 4 косточки на второй нижней спице.
  3. Умножить десятки первого и единицы второго числа. Итог: 10. Опущена одна верхняя и все нижние на второй спице.
  4. Умножить единицы первого и второго числа с результатом 2. Поднято вверх две косточки на первой нижней спице.
  5. По лучен результат: 252.

Для выработки автоматических навыков упражнения нужно повторять несколько раз, не делая больших перерывов в работе. На первых порах выполнять задание получается медленно, однако по мере тренировок скорость нарастает.

О делении

Специалисты рекомендуют приступать к освоению процедуры деления на абакусе после полного усвоения программы умножения. Другими словами, ребенок должен владеть навыками умножения автоматически.

Этапы самого простого деления, например, 62 на 2, следующие:

  1. Абакус мысленно делится пополам вертикальной линией. На правой половине выставляется число 62 . Левая оставляется пустой, на ней будет выставлен ответ действия. Ответ вписывается, начиная с левой спицы.
  2. Первым шагом проводится деление числа 6, поскольку при делении на 2 оно дает целое число 3. Эта тройка откладывается на крайней левой спице.
  3. В правой половине отнимается шесть косточек на второй спице, оставляя 2.
  4. Полученная от деления 2 на 2 единица откладывается на второй слева спице.
  5. Получился итог действия: 31.

Не всегда в решении нуждаются такие легкие задачи. Например, нужно разделить 864 на 4.

Начало действия аналогичное: набирается с правой стороны 864, после чего производится поэтапное деление на 4 каждой цифры заданного числа.

При делении 8 на 4 получается 2, которая откладывается на крайней спице слева. В то же время в правой половине на спице с сотнями 8 убирается. На этой половине остаются отложенные числа 6 (на спице с десятками) и 4 (на спице с единицами).

При делении 6 на 4 целого числа не получается, поэтому необходимо прибегнуть к умножению 4 так, чтобы второй множитель не превышал 6, но был к нему максимально приближен. Таким числом является 1. Умножив 4 на 1, получается 4. Откладывание цифр проводится так: единица откладывается на вторую спицу слева, а из шестерки вычитается 4. С правой стороны остается число 24. Оно без остатка делится на 4, в результате чего остается 6. Эта шестерка откладывается на третьей спице. Итог читается легко: 216.

Пальцы вместо абакуса

По окончании курса по ментальной арифметике ребенок освоит решение сложных задач на пальцах, без соробана. Для этого нужно представить в роли абакуса руку. Пальцы на левой руке исполнят функции спиц, предназначенных для откладывания десятков. «Заключающий» большой палец – это 50. Пальцы на правой руке – это единицы, большой – цифра 5. Когда все пальцы сжаты в кулак, это ноль.

Отложить числа легко: тридцать четыре – это три пальца на левой руке и 4 – на правой, 13 – один на левой и 3 – на правой.

С помощью пальцев рук в итоге можно полностью исключить необходимость абакуса и выполняя сложные арифметические действия довольно быстро. Кроме того, экономится время на сдвигание косточек и усилия для запоминания их расположения при раскладывании чисел.

Преподаватели ментальной арифметики утверждают, что именно этот способ быстрого счета наиболее эффективен. Со временем пальцы будут двигаться автоматически, перестраиваясь от простых задач на средние и сложные.

О плюсах и минусах ментальной арифметики

Преимущества и недостатки обучения детей ментальной арифметики сегодня широко обсуждаются в кругах педагогов, педиатров и родителей. Основной вопрос оппонентов тех, кто видит в методике пользу, звучит так: какой смысл ребенку уметь складывать в уме многоразрядные цифры, делая это быстро?

По мнению педагогов по ментальной арифметике, умение быстро считать не является целью процесса. Это лишь способ усилить синхронную работу обоих головных полушарий, а, значит, получить больший эффект от их совместного функционирования.
Кроме того, занятия организованы таким образом, что вырабатывают в ребенке усидчивость, внимательность, зрительную память, концентрацию внимания, творческое мышление. Дети приобретают способность мыслить абстрактно, у них тренируется память. Занятия часто проходят в командном режиме, в результате чего появляется умение работать сообща, на совместный результат.

Занятия ментальной арифметикой не имеют медицинских ограничений и не требуют физических усилий.

Родитель может выбрать приемлемые способ обучения: с преподавателем или дома, используя собственные знания. Интернет-ресурсы представляют в настоящее время довольно много материалов, помогающих маме проводить самостоятельные занятия. Главное, правильно выбрать руководство по обучению.

Детские психологи сегодня много говорят о необходимости вовремя определить индивидуальные особенности ребенка. Возможно, что именно с помощью менара удастся раскрыть уникальные способности подрастающей личности, дав возможность ей проявиться в овладении методикой быстрого счета.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector