0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Производство автомобилей для инвалидов

Массовые и неизвестные советские «инвалидки» и их конкуренты

В предыдущей статье о послевоенных так называемых инвалидках мы впервые коснулись простейших и ныне прочно забытых трехколесных мотоколясок, оказавших важную помощь советским воинам-инвалидам. В этой статье расскажем об их прямых наследниках — более солидных, удобных и совершенных четырехколесных машинах, которые инвалидам выдавали бесплатно через органы соцобеспечения.

В свое время они заслужили не только признание людей с ограниченными возможностями, но и всенародную известность, сыграв в любимой советской кинокомедии Леонида Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика».

Кадр из легендарного фильма с участием актера Евгения Моргунова и «инвалидки» С-3А, прозванной моргуновкой

Легендарная мотоколяска СМЗ С-3А

Конструктивно скромная двухместная микролитражная «инвалидка» С-3А, выпускавшаяся с 1958 года на Серпуховском мотоциклетном заводе (СМЗ), была четырехколесным развитием предыдущей модели С-3Л с задним мотоциклетным мотором в восемь сил. Основными отличиями являлись новый металлический кузов с круглым рулевым колесом и двумя фарами, четырехступенчатая коробка передач и электростартер, а реечный рулевой механизм и передняя независимая торсионная подвеска применялись в СССР впервые. Максимальная скорость не изменилась — 60 км/ч. Снаряженная масса составила 425 кг.

Советская инвалидная коляска СМЗ С-3А с цельнометаллическим кузовом. 1959 год

Интерьер кабины с круглым рулем и ручными органами управления (фото Lane Museum) 346-кубовый мотоциклетный двигатель в заднем моторном отсеке (фото Lane Museum)

Через четыре года в производство поступил улучшенный вариант С-3АМ с телескопическими гидроамортизаторами подвески. До 1970 года, когда его сменила версия С-3Д, было собрано более 203 тысяч серпуховских мотоколясок.

Модернизированная машина С-3АМ на одном из аукционов старинных автомобилей (фото RM-Auctions)

Неизвестные советские «инвалидки»

Во времена, когда только начиналось массовое изготовление первых советских инвалидных автомобилей, были разработаны и испытаны принципиально новые экспериментальные четырехколесные мотоколяски, насыщенные оригинальными конструктивными решениями, превосходившими иностранные конструкции и на короткое время выводившими СССР в лидеры в этой области.

В 1958 году, когда в производство пошла модель С-3А, на Горьковском автозаводе построили две инвалидные машинки ГАЗ-18 с ручным управлением. Их особенностями были опытный двухцилиндровый 620-кубовый мотор в 18 сил (половинка от двигателя «Москвича-402»), передняя независимая торсионная подвеска и обычная трехступенчатая коробка передач с гидротрансформатором, позволявшая управлять одной рукой. Машина весила более полутонны и развивала скорость 40 км/ч. В производство столь неординарная конструкция не поступила.

Опытный автомобиль ГАЗ-18 для инвалидов. 1958 год (из архива И. Падерина) Двухдверная машина ГАЗ-18 с ручным управлением в музее Горьковского автозавода

В 1962-м при сотрудничестве с Научным автомоторным институтом (НАМИ) для перспективной замены слабой, некомфортной и шумной «инвалидки» С-3А был собран единственный четырехместный прототип СМЗ-НАМИ-086 «Спутник» с несущим кузовом купе. Его оборудовали опытным 15-сильным двигателем заднего расположения (половинка от V-образного мотора первого «Запорожца»), независимой торсионной подвеской и четырехступенчатой коробкой передач с электромагнитным сцеплением. В серию он тоже не пошел.

Перспективный заднемоторный автомобиль для инвалидов СМЗ-НАМИ-086 «Спутник». 1962 год (из архива НАМИ)

В то же время за рубежом усиленно разрабатывали и выпускали подобные простенькие экономичные и недорогие машинки, рассчитанные в первую очередь на массы обедневших за время войны покупателей. Интерес к таким средствам передвижения в крупных городах подогревали налоговые скидки, возможность двигаться по велодорожкам и разрешение управлять ими молодым людям, которые по возрасту могли получить только права на управление мотоциклом. В некоторых странах на них разрешалось ездить вообще без прав.

В отличие от советских «инвалидок» С-3А на Западе серийно вообще не выпускали специальных инвалидных автомобилей, которые могли бы составить серпуховской продукции какую-либо конкуренцию, поэтому в этом обзоре проведем их виртуальное сравнение с подобными многоцелевыми миникарами и микрокарами.

Редкие заграничные «инвалидки» не были лучше наших

После войны первую группу микрокаров составили подчеркнуто примитивные и максимально дешевые сооружения на велосипедных колесах с мотоциклетными агрегатами, кик-стартерами и стальными рамами. На них монтировали одноцилиндровые моторы мощностью не более 7,5 сил, трехступенчатые коробки передач и рессорно-пружинные подвески. Во вторую группу входили «почти нормальные» миниавтомобили с двухцилиндровыми двигателями мощностью до 10 л.с., четырехступенчатыми коробками и электрическими стартерами.

Машины для людей с ограниченными возможностями: своими руками

Ездим на машинах для людей с ограниченными возможностями — и смотрим на мир их глазами. Как оснастить автомобиль органами ручного управления и как оформить транспорт для водителя-инвалида?

Mercedes-Benz > B-класса

Mercedes-Benz > E-класса

Opel > Astra

LADA > Granta

Я стучусь в один из боксов в гаражном кооперативе, которых в Тольятти бесчисленное множество. О том, что я не ошибся адресом, свидетельствуют лишь аккуратные роллетные ворота, белеющие в тусклом свете ртутных ламп. Указателей нет ни на въезде в ГСК, ни на самóм боксе, но это клиентам и не требуется: мир инвалидов тесен — и клиенты находят сюда дорогу.

Рольставни прячутся под потолок, и навстречу мне на инвалидной коляске выезжает Сергей — владелец компании по установке органов ручного управления на обычные автомобили. Когда после аварии у Сергея отнялись ноги, он быстро понял, что существующие конструкции разработаны инженерами, мало знакомыми с реальными нуждами инвалидов. Сначала Сергей разработал механизм для себя, затем с его изобретением ознакомились друзья по несчастью, а сейчас к нему обращаются не только жители Самарской области, но и люди с ограниченными возможностями из соседних регионов.

Конструктив

Что же не так с конструкциями, которые выпускаются годами? Их разрабатывали в то время, когда инвалидам по программе социального страхования предлагали автомобили из числа самых доступных — Оку и классические Жигули, на смену которым пришла Гранта. Ирония судьбы в том, что все конструкции проектировались для машин с механической коробкой передач, а с 2015 года по техрегламенту переоборудовать разрешено только машины с автоматической трансмиссией. Фактически инспектор может остановить автомобиль с наклейкой «Инвалид» и, указав на несоответствие техрегламенту, снять номера и отправить на штрафстоянку.

А как же Ока с электромагнитным сцеплением, которую выпускали в Серпухове? Это были машины серийного производства с оригинальным VIN-кодом, изначально лишенные педалей (их функции выполняли рычаги ручного управления), — но узел показал себя ненадежным. Поэтому многие владельцы были вынуждены устанавливать педали и навешивать дублирующее оборудование.

Еще одна сложность в том, что разработчики решали компоновочные задачи, плохо представляя потребности людей с ограниченными возможностями. Придумали, сертифицировали — и пустили в серию: всё равно Фонд социального страхования распределит эти машины среди инвалидов, которым некуда деваться. Хотя, как считает Сергей, по-хорошему надо такие проекты выставлять на конкурс, чтобы инвалиды могли выбрать наиболее удобную конструкцию, — и именно ее нужно дорабатывать и доводить до конвейера.

— Вы никогда не видели навесные комплекты? Они громоздкие, металлоемкие, требуют регулярного обслуживания. Только через десять лет после внедрения разработчики из «Унио Плюс» взялись за модернизацию своей конструкции. А каково инвалидам управляться с тремя рычагами! В иной ситуации приходится бросать руль, чтобы одной рукой выжать сцепление, а второй интенсивно тормозить…

Помимо челнинской фирмы «Унио Плюс» Сергей вспоминает компании Manual-Auto и «Мастер Химичев», базирующиеся, соответственно, в Ставропольском крае и под Челябинском. В выпускаемых ими навесных органах управления функции газа и тóрмоза совмещены в одной рукоятке, но вторая всё равно управляет сцеплением. И размещается эта сложная конструкция справа от руля — иначе будет затруднен доступ на водительское сиденье.

Зарубежные производители тоже предпочитают правостороннее расположение; их оборудование изначально рассчитано только на машины с автоматом и смонтировано не на рулевой колонке, а на полу, с тягами вдоль центрального туннеля. Делают неплохо, но и цена не бросовая — система с установкой тянет на 100 тысяч рублей.

— Я с самого начала столкнулся с тем, что ездить на механике мне крайне сложно, — продолжает Сергей. — С иностранными комплектами для машин с автоматом тоже не всё гладко: ручку «газ — тормоз» монтируют у туннеля, поэтому есть риск зажать ее парализованной ногой и лишить подвижности. Конечно, можно, садясь за руль, стягивать конечности ремнем, но нам и без того хватает сложностей. И я разработал конструкцию, которая оказалась удобнее всех аналогов.

Итак, если классическое отечественное оборудование является навесным (крепится оно на рулевую колонку), а зарубежные разработки условно назовем напольными, то запатентованный Сергеем механизм предполагает скрытую установку под передней панелью. Есть в его портфолио и традиционная навесная конструкция — но в обоих случаях рычаг управления газом и тормозом размещен слева от руля. Более простую схему демонстрирует Opel Astra хозяина фирмы, а скрытым комплектом оснащен Mercedes-Benz E 220d инвалида-колясочника Алексея, который накатал на нем уже 70 тысяч километров.

— Вниз — ускоряешься, вверх — замедляешься. Всё просто, — комментирует Алексей. — Я могу, сидя в неподвижном автомобиле, нажать левой рукой тормоз, чтобы правой передвинуть селектор автомата в «драйв», и спокойно тронуться. А в движении левой рукой управляю со штатного подрулевого рычажка световыми сигналами и — это же Mercedes! — стеклоочистителями.

При этом конструкция очень простая, компактная и прячется под панель так, что снаружи остается только рычаг управления. С педалью тормоза он соединен жесткой тягой с шарнирами, с педалью газа — тросом. Я проехал на этой машине несколько километров по городу, специально не касаясь педалей, — и даже без устойчивого навыка преодолел все светофоры и кольцевые развязки, используя только рычаг.

— Если потребуется, рычаг можно снять всего за минуту — и за такое же время вернуть его на место, — комментирует Сергей. — С навесным оборудованием так не получится: люди тратят много времени на его демонтаж, а потом вынуждены заново его настраивать. В моей конструкции механизм скрыт панелью и никому не мешает.

В этом еще одно его достоинство. Традиционные комплекты громоздки, и никто не может предсказать, как они проявят себя в случае аварии — сертификация не предполагает краш-тестов. Представьте, что в современной машине сработает коленная подушка безопасности, а на ее пути окажется мешанина рычагов. А каково в случае аварии приложиться об эти рычаги коленями или руками?

Какие же требования предъявляются к производителям органов ручного управления? —

Наша деятельность не лицензируется, — отмечает Сергей. — Необходимо организовать серийное производство, чтобы выдерживать качество, — и можно получать сертификат в организации, которая выдает сертификаты на запасные части. Мы делаем образцы, оформляем документы, едем в сертификационный орган и получаем сертификат качества продукции. Второй документ — сертификат качества услуг, который дает право устанавливать выпущенное оборудование на автомобили. Для его получения необходимо иметь помещение, инструмент и квалифицированного установщика. Мастер производит монтаж в присутствии инспектора, который составляет заключение и выдает разрешительный документ. Технические условия на свою установку я разрабатывал самостоятельно. Затем мы пригнали Гранту с допоборудованием в московскую лабораторию, где ее сертифицировали за 17 тысяч рублей. А процесс монтажа инспектировал региональный инспектор — здесь, на месте, и обошлось это в восемь тысяч.

Предъявите документы

Для людей с ограниченными возможностями с прошлого года процедура оформления автомобилей с ручными органами управления усложнилась.

Купив автомобиль — обязательно с автоматом, — владелец до посещения установщика должен обратиться в аккредитованный центр НАМИ, который дает заключение о возможности установки выбранного оборудования на конкретную модель. Этот центр расположен в Москве, поэтому обычно заключение делают по фотографии (ориентируясь на сертификат производителя) и затем по почте высылают разрешение на установку. Получив его, инвалид отправляется в ГИБДД и подает заявление о том, что хочет смонтировать на свою машину дополнительные органы управления. С этими двумя документами он обращается к установщику, тот монтирует оборудование, затем инвалид вновь отправляет фото в НАМИ и получает заключение, что транспортное средство безопасно. С новой бумагой, сертификатом установщика и паспортом на устройство автовладелец обращается в ГИБДД, где ему ставят отметку в ПТС и СТС: «С ручным управлением».

Кстати, знаете, какие изменения отражены в документах на переоборудованную машину? Увеличение массы на два килограмма — и всё! Нужно ли тратить столько сил, особенно с учетом того, что машину в НАМИ на самом деле в глаза не видели?

Причем это далеко не все сложности, которые приходится преодолевать. Заключение о допуске инвалида к управлению автомобилем дает врач из медкомиссии, который в зависимости от возможностей будущего водителя указывает вариант управления — например, левой рукой и правой ногой или только руками. Здесь кроется еще одна проблема: чтобы инвалиду разрешили сесть за руль, необходимо развить на динамометре определенное нормативами усилие, — если после травмы руки слабы, за руль не пустят.

Скажете, такое ограничение — ради всеобщей безопасности? Так ведь требования писали, когда слаще вазовской «восьмерки» ничего не было. А теперь все автомобили — с усилителем рулевого управления, автоматом, системой стабилизации, и для управления ими не надо быть чемпионом по армрестлингу. Нормативы нужно пересматривать!

При этом инвалиды водят, как правило, аккуратнее обычных водителей. И понятно почему. Представьте, какие мучения их ожидают, если произойдет ДТП: нужно выбраться из машины на месте, потом мотаться в ГИБДД и страховую. И хотя сейчас госучреждения оборудуют пандусами, сделаны они для галочки, а не для людей.

А какова реальная потребность в машинах с органами ручного управления? Сейчас фирма Сергея производит не меньше 100 комплектов в год. В рамках программы Фонда социального страхования оборудуют по 30–60 машин в разных городах. Частные заказчики из Башкирии, Оренбурга, Пензы и Саратова приезжают в Тольятти два-три раза в месяц. Около 50 навесных комплектов с левосторонним рычагом управления уходят почтой для установки в сертифицированных центрах.

Органы управления для скрытой установки Сергей пока готов монтировать только у себя — он дает трехлетнюю гарантию на изделия и работы. Сейчас такими комплектами интересуется половина покупателей, благо разница в ценах не критическая: навесное оборудование на иномарку обходится в 14–15 тысяч рублей, а скрытое, вместе с монтажом, — в 20–25 тысяч. Комплект для трехпедальных Грант без монтажа стоит 12 тысяч, для тех, что с автоматом, — на пару тысяч дешевле.

Если оценивать спрос, то объем производства мог бы составить 30 тысяч комплектов за десять лет. Но для этого придется искать в регионах партнеров, нацеленных не на сверхприбыль, а на социальную сторону проекта. И выходить на автомобильных производителей — сначала тех, кто развивается на российском рынке. Потом, возможно, левосторонний рычаг с легким и компактным механизмом для скрытой установки придется по душе инвалидам, живущим за рубежом.

Дмитрий Медведев пообещал решить проблему производства автомобилей для инвалидов

О возможном запуске массового производства спецавтомобилей для инвалидов глава российского правительства заявил на Северо-Кавказского форуме «Машук-2014». Один из участников мероприятия поинтересовался у Дмитрия Медведева, стоит ли ожидать от отечественного автопрома производства современных и удобных в управлении машин для людей с ограниченными возможностями — таких, какие выпускаются в ряде зарубежных стран.

Отвечая на вопрос, премьер пообещал, что этой проблеме правительство обязательно уделит должное внимание. «У нас огромное количество людей, у которых ограничения по здоровью, и нам очень важно наладить производство автомобилей, которыми могут управлять люди с ограничениями по здоровью, — отметил премьер. —

Причем это должны быть нормальные качественные автомобили, а не то, что когда-то в советские времена производилось, на что, в общем, без слез смотреть невозможно было».

Парковку чиновников прикрыли конусами и эвакуатором

По мнению Медведева, на первых этапах такого начинания необходимо выбрать базу для производства — несколько моделей, которые можно переоборудовать с учетом тех ограничений, которые испытывают инвалиды, и попытаться наладить серийный выпуск таких автомобилей.

«Это на самом деле очень важно. Тем более что мы и за границей их не покупаем, просто переделываем те обычные модели, которые существуют. Так что не сомневайтесь, это очень важная тема — будем ей заниматься», — резюмировал председатель правительства РФ.

Глава «Движения автомобилистов России» Виктор Похмелкин рассказал «Газете.Ru», что серьезные проблемы с обеспечением инвалидов автомобилями были еще пять-шесть лет назад. «Уже на тот момент не существовало той системы, которая была в СССР, — говорит Похмелкин. – Думаю, что с тех пор этим вопросом никто особенно не занимался.

При этом меры поддержки государством инвалидов в плане предоставления им возможности получать спецавтомобили, безусловно, должны быть – бросать их с такой потребностью в рыночную среду неправильно».

По словам эксперта, главной проблемой в этой сфере на сегодняшний день является отсутствие законодательной базы. «Это одна из основных причин, по которой в этом направлении не ведется никакой нормальной работы, — считает Похмелкин. — Кроме того, о ситуации с автомобилями для инвалидов никто не говорит, а если все молчат, то для правительства это значит, что проблемы попросту нет. У тех людей, у кого была и есть нужда в получении специальных автомобилей, возможно, просто не хватило «социальных сил» заявить об этом достаточно громко».

Напомним, что несколько лет назад бывший глава «АвтоВАЗа» Игорь Комаров заявлял, что на заводе в Тольятти можно наладить выпуск специальных автомобилей для инвалидов. Тогда Комаров говорил о том, что модель Lada Granta может стать той базой, на которой будет разработана модификация для людей с ограниченными возможностями.

«Мы предлагали и год, и полтора назад производить и взять на себя заказ по производству автомобилей для людей с ограниченными возможностями на базе ВАЗ-2107, — заявил Комаров в феврале прошлого года. — Сейчас «семерка» снята с производства, и мы готовы производить на базе Granta подобные автомобили». По его словам, Granta для инвалидов можно будет производить с минимальным удорожанием по сравнению с базовой версией. По словам топ-менеджера, если на такие автомобили поступит госзаказ, то завод был готов продавать их практически по себестоимости.

В России последним автомобилем, который массово производили для инвалидов, был двухместный четырехколесный автомобиль-мотоколяска производства Серпуховского автозавода. Эту модель производили с 1970 по 1997 год. Почти за 30 лет завод выпустил около 200 тыс. спецавтомобилей.

Гаишники не нашли общий язык с инвалидом

До 1994 года на Запорожском автомобильном заводе на Украине производился ЗАЗ-968М — это поколение, имевшее в том числе и модификации для людей с ограниченными возможностями, стало последним в истории завода «Запорожцем». Также в 90-х годах определенным категориям граждан бесплатно выделялись специальные модификации «Оки» и «Таврии» — названия этих моделей прописывались даже в нормативных документах правительства о льготах для инвалидов. Однако со временем производство обеих моделей также было свернуто. После этого людям с ограниченными возможностями небольшими партиями выделяли специально оборудованные ВАЗ-2107.

Разработки автомобилей для людей с ограниченными возможностями велись и в институте НАМИ. Как подтвердил «Газете.Ru» директор Центра технической экспертизы ФГУП НАМИ Андрей Васильев, на сегодняшний день серийное производство автомобилей для людей с ограниченными возможностями отсутствует.

«Вместе с тем производятся серийные сертифицированные комплекты, позволяющие переоборудовать практически любой автомобиль для управления людьми с ограниченными возможностями, — пояснил он.

— В связи со значительным увеличением числа автомобилей с автоматической коробкой передач, необходимость в специальном оборудовании для управления сцеплением и переключением передач уменьшается. Обычным автомобилем с АКПП может управлять человек, имеющий только одну здоровую ногу. Для управления газом и тормозом принцип работы механизма ручного управления отлажен уже на протяжении многих лет и его конструкция приспосабливается только к конкретной модели автомобиля».

По словам эксперта, сегодня проводятся доработки современных серийно выпускаемых автомобилей, позволяющие использовать транспортное средство инвалидам-колясочникам без помощи посторонних лиц – устанавливаются различные устройства, позволяющие садиться в автомобиль и управлять им, не пересаживаясь из инвалидной коляски.

Читать еще:  Проблемы инвалидов в россии
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector